Санкт-Петербургские Ведомости, 17 февраля 2016 года

4robototekhnika4

«Мы считаем, что научили ребенка, если он способен сам выбрать в магазине детали, изготовить печатную плату, самостоятельно ее выпаять, лазером или 3D-принтером изготовить корпус – и собрать робота», – говорит Павел Фролов, продюсер робототехнического проекта ScratchDuino. По его оценке, нынешнее обучение в области робототехники, скорее, имитация. На самом деле растят не инженеров, а потребителей. 

– Детей учат использовать готовые блоки и готовые программы, не объясняя, что находится внутри них, – продолжает Фролов. – Когда эти дети вырастут и пойдут в производство или бизнес, они будут полностью зависимы от зарубежных поставок.

Это не заговор заграницы против России. Это нормальные рыночные законы: невыгодно, если кто-то другой научится делать то же, что и ты (а то и лучше); выгодно вырастить потребителя твоего продукта. В том числе продукта робототехнического производства.

«СкретчДуино» – отечественный конструктор для обучения программированию, робототехнике и микроэлектронике. Со свободным программным и аппаратным обеспечением. В 2013 году проект стал лауреатом Google Rise Awards.

Название запомнить легко, если знать: «скретч» (scratch) – система, разработанная для быстрого обучения детей программированию. Дуино – от слова arduino, маленькая плата, которая в свое время произвела революцию в области микроэлектроники, в том числе образовательной, с ее помощью можно очень быстро сделать прототип нового микроустройства.

Забавно: систему «скретч» разработали в Массачусетской техноложке, а ардуино в Россию поставляли из Италии, но проект вписался в концепцию импортозамещения – платы сейчас производят несколько организаций в России, наши еще и сделали плату вандалоустойчивой, чтобы на первом же уроке школьник ее не угробил. Большинство деталей тоже делают в России – правда, недостающее еще докупают в Китае.

Убедиться в «потребительском» настрое нашей системы образования и у Павла Фролова, и у руководителя проекта Андрея Смирнова (оба молоды; вообще вся команда молодая) была возможность. Года два назад на российском этапе международной олимпиады «IT-Планета» в конкурсе «РобоФабрика» студенческие команды должны были сделать робота фактически с нуля. Из 800 участников не справился никто.

Правда, на следующий год было уже 1300 участников и 10 команд преуспели. Некоторые даже открыли свои стартапы на базе тех разработок. Победила тогда, кстати, команда вовсе не из какого-нибудь столичного вуза – из Североосетинского госуниверситета. Тамошние студенты потратили полгода, пожертвовали зимними каникулами, поставили на уши весь Владикавказ – искали, кто бы их научил правильно паять: выяснилось, что даже старшекурсники крайне смутно представляли, как паять, как электронные компоненты друг с другом взаимодействуют.

Сейчас – до конца марта – идет очередной конкурс «РобоФабрика». Параллельно «СкретчДуино» разворачивает сеть своих кружков, осенью в Политехе команда провела фестиваль робототехники, на котором наблюдалась трогательная картина: над компьютерами склонились папы (а то и бабушки), подростки, и рядом болтались трех-четырехлетние дети. В «СкретчДуино» уверяют, что можно учить программировать, едва ребенок научился читать. А считается «наученным», повторим, если способен сделать робота не по заготовкам.

– Тогда это уже не ребенок, а мастер, – комментирует Павел Фролов. – Знаете, как с шедевром: то, что мы называем «шедевр», в Средние века было просто выпускной работой подмастерьев Гильдии мастеров. Идеальным произведением, где мастер не увидел изъяна. Так подмастерье доказывал свое право самому стать мастером и набирать учеников. Так вот мы хотим ввести понятие «шедевр» в область инженерного творчества. Хотим вырастить инженерную элиту будущего. В будущем будет конкуренция между странами, которые способны сами построить роботизированные средства производства, и все будут стремиться продавать другим уже результаты этих производств: айфоны, электромобильные кресла и прочее.

Сейчас, говорит Фролов, в мире активно развивается движение так называемых мейкеров. Нормального русского названия ему еще не придумано – ну, навскидку, «самоделкиных». Это люди, которые (в идеале) смогут все, что им нужно, сделать своими руками, запрограммировав и распечатав на 3D-принтере. Разве что в фаблабах (мастерских такого цифрового производства) действует запрет на производство оружия.

Команда надеется, что «рано или поздно такое оборудование появится в школах», тем более что систему можно за пять минут развернуть в классе для практического занятия. Но с учетом переподготовки учителей «массовая» школьная робототехника на свободном программном и аппаратном обеспечении придет, как говорят, не раньше чем лет через 10 – 15.

Команда «СкретчДуино» заглядывает далеко в будущее (впрочем, возможно, это будущее не так и далеко) и видит такую картину: люди расселяются равномерно по миру, по этаким поместьям, и все, что им необходимо, печатают в фаблабах. А учиться уже и сейчас можно не очно в вузах, довольствуясь теми преподавателями, которые есть, а дистанционно через онлайн-курсы у лучших в мире профессоров. Фролов резюмирует: «Я купил планшет за 5 тысяч рублей, неограниченный доступ в Интернет стоит 250 рублей в месяц – и вот вам окно ко всем знаниям человечества, они по большей части бесплатные. А дальше сам выбирай, пользоваться ли этим».